медиаторные проекты

Естественное развитие третьего сектора "доблестными" усилиями государства сейчас прервалось. Особенно просел сектор международных гражданских НПО, кампаний и проектов, бывший проводником глобализации, новых социальных технологий и т.д. Раздувшийся (начиная с 2005 г.) под политический заказ на зачистку публичного пространства сегмент ГОНГО, закон об иностранных агентах, отсекающий продвинутые организации от международного финансирования и, что еще более важно, от контактов с акторскими, экспертными, социально-инженерными (think tank) центрами, "точечные репрессии" (чаще всего - в виде создания постоянных помех для деятельности) и, наконец, война... На краудсорсинге этих потерь не восполнить. Дай бог сохранить то, что было до лучших времен.

Но есть и поводы для умеренных оптимизмов. Тема "разгерметизации активистских сообществ" полностью не провалилась. Возникает много проектов и инициатив на стыках активистских сообществ с разного рода профессиональными средами.

Теплица социальных технологий - http://te-st.ru/ - вполне себе удачный опыт по расширению связей между гражданскими активистами и IT-шниками ("Мы считаем, что и технари, и общественники могут помочь друг другу, просто не знают как. Наша задача — их познакомить"). Бурный рост переживают проекты, направленные на развитие "дружелюбной городской среды", локальных идентичностей etc.

воображаемые другие

Среди причин относительной депрессивности социально-активистского, гражданского сегмента блогосферы и соцсетей я бы назвал размывание образа воображаемого собеседника, референтной среды. Речь не о лично знакомых людях и организациях (тут все зависит от интенсивности контакта), а о "близких незнакомцах".

Во время Болотной и пр-та Сахарова этот образ начинал выплывать из тумана (рождая как энтузиазм, так и разочарование), проявляться в тысячах фото, интервью, постах-перепостах. А сейчас - не проблема найти резонанс с теми, кто ищет очередной повод для того, чтобы оправдать "опускание рук". Но это демотивирующая сцепка. А воображаемый другой - это, в идеале, альтер-эго, тот, ради которого хочется быть лучше, сильнее, умнее, кто самим фактом своего умозрительного сосуществования подзаряжает энергией.

фолк-рок и бардовская песня

Загадка загадок: откуда взялось представление, что "авторская песня", "бардовская песня" и т.д. - чисто "советское явление"? Чем фолк-рок ренессанс в Штатах и порожденная им мировая волна принципиально отличаются? Брассенс, Брель, Ферре, Качмарский, Крыл, Ногавица, Плихал, Балашевич, Де Андре, Габер, Гуччини, Фоссати, Бирманн, Вадер... Почему в их ряд нельзя вписать Окуджаву, Галича, Визбора, Лореса, Луферова, Долину, Мирзояна, Городницкого etc? И там, и там - в основном гитара, акустика, ориентация на текст, социально-критические интонации (не суть - протестные, контркультурные или эскайпистские), обращенность к образованной, интеллектуальной аудитории.

Несколько лет назад в порядке эксперимента пытался запостить Фабрицио Де Андре в одно из бардовских сообществ ЖЖ. Модератор отклонил с комментарием "неформат". Поговорили. Выяснилось, что его представление об авторской песне сводится к КСП + "актерской песне". С трудом допустил, что последние существуют не только на русском. Но политико-географическая привязка - СССР. Де, за пределами культурного эквивалента не было и быть не могло.

арт-сцена

Нет ни времени, ни особого желания в деталях фиксировать опыт странствий по музыкальным журналам на восточно-европейских языках. В целом везде арт-сцена выглядит более менее сходно: глобальный мейнстрим (англоязычный), представленный продукцией продюссерских мегакорпораций + прилегающая к ней национальная поп-сцена (особо ревниво следящая за выходами в зону глобальной видимости отдельных своих артистов) + тысячи "нишевых" арт-проектов (по жанрам, стилям, фан-клубам etc). Хоть бы кому в голову пришло сделать ресурс с региональным фокусом сборки (меня больше всего интересует Восточная Европа + окрестности).

разбегающаяся Восточная Европа

Жаль, что в природе пока не существует аналитиков, судящих о социальных, политических, экономических процессах по состоянию арт-сцены. Достаточно бегло отмониторить музыку, клипы, фестивальные концепты, гастрольные траектории и т.д., чтобы понять насколько далеко в прошлом осталась "гомогенность опыта" т.наз. "постсоветских стран". Никакие отсылки к национальным колоритам не объяснят колоссальных эстетических дистанций. И количество денег, всасываемых шоу-бизом тоже не при чем. Какая-нибудь Босния-Герцеговина по части радикальности экспериментов и разнообразия хоть огромной России фору даст. Украина и до, и после Евромайдана культуротворчески очень пассионарна. Польша, Чехия, экс-Югославия... Чуть меньше о Прибалтике знаю.

музыкальные молодежные движения в период режима Виши

http://holocaustmusic.ort.org/ru/resistance-and-exile/french-resistance/youth-music-movements-under-vichy/
Потрясающий проект http://holocaustmusic.ort.org/ru/. Пример того, насколько удачным может быть задумка виртуального интерактивного музея.

P.S. Вот бы и Виртуальный Музей Всеобщей Декларации Прав Человека до такого уровня дотянуть... Но у нас нет в достатке ни людей, ни ресурсов.

"oppression olympics"

Есть в английском термин такой "oppression olympics" - конкуренция между людьми, относящимися к стигматизированным социальным группам, по поводу того, что больше страдает от насилия, дискриминации, угнетения и т.д. Эдакое соревнование в виктимности, где самый несчастный - более достойный, более нуждающийся в человеческом сочувствии, любви. Получение статуса самого отверженного как приз (в самооценке, в глазах "зрителей", разделяющих условно "христианские" ценности).

Почему-то все чаще стал натыкаться на подобные игры.